новости галерея фотозал библиотека   пригород начало
редакция
   
   

 
Юлия

рассказы
рассказы-2
стихи Юлии

отрывки из книги "Многоточие сборки"
совместный сборник рассказов "Поцелуй воина"

некоторая информация о авторе

 

 


2001 г. Япония. Впечатление от посещения пляжа в Наруто.

Был мир, покой. Горы вздымалиь над морем, в которое как в зеркало гляделись солнце и небо. Был теплый даже жаркий вечер - как раз то время когда отдахать одно удовольствие.
Нажарившиеся за день на пляже семья с детьми засобирались по домам, но парочки еще млели на песке.
Истомившееся от собственной жары солнце добралось уже до горизонта и вдруг открыло красные, злые глазки и слямзало пароходик с пассажирами.
Тут же оживились горы - уснувшие несколько миллионов лет назад драконы и огромный голодный слизняк море. Несколько секунд был слышен лишь хруст человеческих костей, лязг пожираемых машин и треск крошащихся на зубах чудовищ домов.
И снова все затихло. Наевшиеся монстры снова залегли спать.



Япония - 2001 пол года.

***
Я уже не смею верить
внемлить как крадется время.
Слышать, чувствовать - стареешь.
Снова время одолело.
Умереть, смериться, смерить
краткий путь
и в землю, в небо…
Когда время миновало.
Шло себе на мягких лапах,
в серых меховых одеждах
лишь в карманах тикал таймер.
И прошло себе, исчезло
Я сижу, а мимо, мимо
облака - века по небу
всё плывут.
Сквозь дождь и солнце
в семицветье сновидений
я вздохнуть боюсь, нарушить
тонкимх граней совпаденье.
Внемлю как крадется время.
И себе не смею верить.

***
Моему дедушке Котову Н.Ф.

Расскажи мне сказку на ночь
время счастья улетело
мы вернем его, я слышу
тонких граней совпаденье
странный звон явило миру.
Тайный зов больного сердца.
Одиночества бездонье изжило себя.
Я вижу снова образ седовласый
Твой бокал наполнен чаем.
И сирень в хрустальной вазе.
Я сижу в обьятьях пледа
утихаю, исчезаю…
Ночь звенит… Расправя ветви
клен атлант качает небо.
Расскажи мне сказку деда
где бы не был, где бы не жил.
В облаках, веках, виденьях…
Я ищу твой след на небе.
Я твой голос снова слышу.
Сквозь биенье сердца внемлю.
Расскажи мне сказку деда.

***
В Токушиме дождь
не уйдешь, не уедешь
не улетишь - самолеты боятся грозы.
Даже молния егоза прекратила скакать по небу.
Оттого оно растроилось.
Дождь в Японии дождь
не вздохнешь.
На статуях вымокли одежды,
на клумбе утонули цветы.
Только рыбки в канавках радуются неожиданному приливу.
Думают - будет больше воды
терпенье выйдет из берегов
и поплывут беглянки сияя разноцветной чешуей по городу
к реке, к океану…
В Токушиме дождь, люди тоскливо глядят сквозь стекла окон.
И кажется рыбкам что из огромных аквариумов
на них смотрят человеки.
"Поделом же вам!" - Смеются рыбки
и плывут себе мимо
на работу, по делам…
Манерно двигая хвостиком
юная рыбка тороптся на свидание.

***
Я живу от письма до звонка.
Одержимостью слов твоих мучаюсь.
Хожу, брожу, по пять раз на дню
смотрю на почтовые ящики.
Люди смеются, показывают пальцами.
Путая дороги хожу,
глаз поднять не смею.
За что такая мука дана?
Без сна, бз радости
тихо, тихо истаю воском гадальным
на глазах у изумленного почтальена.
Надежды свеча.

Это невыносимая пытка
слишком долгое, долгое время
нет ни слова, ни призрака слова -
от тебя ни письма, ни звонка.

***
Притчей воязыцах
птицей над бесконечным океаном
в поисках земли стала.
Россия - неосилить,
не пережить твой зов.
Стая моя высоко летает
в звездные дали кличет.

***

Не стихаю стихами,
не стенаю.
Жизнь прожигая - сгораю
за Фениксом-солнцем вослед.
Белый свет моей души
еще воссияет радогой.
Нежный цветок любви
вновь расцветет по весне.

***
Как плавно шествует с гор
народ тумана.

***
Легенда

Какие же сказки мертвого моря
поведал ветер?
Кружась над водою
он - сплетник, бродяжка
услышал как волны волнуясь шептали
о Нью-Атлантиде.
Как перемывали
легенды давно затонувшего царства.
Мол - дно как утроба
хранит свои тайны.
И мертвым неймется, не спится
и ныне их кости покрыты
светящимся илом,
в костюмах ракушек, жемчужин,
алмазов усопших царей
ждут сигналы агланты
чтоб встать из морей.
Им водросли - волосы, зубы - каралы,
в их жилах течет ключевая вода.
Глаза - не известны -
ведь спят те атланты.
За веками тайна
векам не видна.
Так что же они не проснуться, не встанут?
Раздвинув моря, что ж не выйдут на свет?
Им море-врадыка - тела подарило,
а сердце, души в них
как нету - так нет.
Волнуются волны, милуются с ветром,
а ветер несет их слова над водой.
И спят те гиганты на дне до рассвета.
До жизни иной.
Такие вот сказки моря живого
поведал ветер.

***
Идет за мной
на мягких лапах сна
мой нежный призрак - косоглазый кот.
Он ростом с дом.
Как уши в небеса упрет.

Мурчит, ворчит и требует любви.
Как легион неласканных чертей.
Кривые когти ждут в подушках лап.
На сто частей порвет, и полетят
мечты обрывки в черное лицо
продажной ночи - спутнице бродяг,
воров, убийц и дикого кота,
сквозь времена, идущего за мной.
На задних лапах - мягкий и большой
пушистый призрак - косоглазый кот
мурлыча и урча, светя глазами.

***
Солнце - горящая птица
летит по небу и падает за горизонт
покрывая землю черным пеплом ночи.

***
Опять учитель танцев ветер
в саду осеннем урок дает.
В такт качают ветвями деревья -
экзерсис у палки им не внове.
Палкой они привыкли считать более ленивого соседа.
А у яблоньки спелые яблочки как на грех в избытке.
Трудно ей, тяжело и смешно собственной неуклюжести.
Шелестит уставшая за лето трава
и несколько листьев с деревьев
сделали пируэты в воздухе.
Танцевали хризантемы в кадках
и тихое осеннее солнышко
как огромный прожектор
освещал всю картинку.
Так что когда яблочки не удержались
и покатились плясом
весь сад уже веселился и радовался.
Учитель танцев ветер был очень доволен
и поставил всем пятерки.

***
Отчего туча узнала о моей печали
и заплакала?
Почему солнце разделило мою радость?
Никому на целом свете не раскрывала я душу.
Лишь ночью черно-бархатное тело небес
склонялось надо мной
замирая как мать над младенцем,
внимая песне одинокого сердца,
наблюдая мистерию чувств.
Я догадалась -
Мир внемлет!
Звезды - видят!
Бог - знает!

***
На небесах следы.
Твои?
Неужели твои…
Вверх глядела - чуть не ослепла,
лезла, ломая ногти.
А что? - потерявши голову о волосах не плачат.
Потерявши тебя - отчего я живу?
Жду.
Нет от тебя весточки,
нет письма.
Даже во сне ты давно не являлся -
- упрямый.
Только сегодня я увидела на небесах следы
и поняла -
ты видишь меня, ждешь меня,
держась за облако, нависаешь над моим домом.
Так что когда я сорвусь, подхватишь.
На спину взвалишь, с собой унесешь.

***
Колокол на колокольне
ты о чем поешь сегодня?
Ты хоронешь или крестишь?
Ветер знает, ветер, ветер…
Птица буря бьет крылами.
Нет покоя - ведь не знает
где гнездо ей свить.
И вертит ветром ветви
ив плакучих.
Бьется, требует покоя
оглошая колокольню
буря-птица волчим воем,
буря-ведьма страшным воплем.
Оттого порой ночною
криком, воем окруженный
не молитвой так мольбою
к небу колокол взалкал.

***
Развеселые гуляки
ворожим себе во мраке.
Над водою лихо кружим
С ветром странствий только дружим.
Шепчат бесы, мчатся ведьмы
карты падают - знаменье!
Черви - красные сердца
в дом заманят молодца.
Рок-порок любви не время
время странствий - ветра бремя.
Мы летим - мира ли, мили…
под ногами серо-синий
дым, а может млечный путь.
Как тут в сторону свернуть.
Ни мгновенья остановки
ветер нас кидает ловкий.
Кровью налит туз червей.
Я же водкой до бровей.
Ветер карты мечет вмасть.
Провались былая страсть.
Позабыла и привет
лишь в глазах зеленый свет.
Ночь любви не повод к дружбе.
Тайну страшную не нужно
выдавать. И имярек
я беру себе на век.
Загрущу сгущая краски,
сброшу разом две, три маски
что не в масть.
И плач веков -
выйдет кровь из берегов.
Бритва красными слезами
поперхнется и растает
странный сон.
И снова жизнь
заорет: "А ну держись!"
Развеселые гуляки
мы летим себе во мраке.

***
Мери можно я поплачу.
Дождик моросит, зонта нет.
Ну и ладно,
эти капли… Все соединится скоро
слезы сердца, неба слезы
пьяно кривятся афиши.
Смой меня блюз серых капель.
В пелене дождя - невидим.
Я исчезну только утро,
только поезд,
только ангел…
Плачет дождь соленый буддо
кто-то в небе тихо внемлет.
Питерский крыластый хиппи
блюз творит над миром Будды.
Мери я не буду плакать.
Я уже не тот что прежде.
Я все чаще в небе вижу
образ свой как будто мимо
зеркала летят устало.
Лужи в крошечных веснушках.
Боль моя не станет больше.
Морем или океаном
полным чьими-то слезами
я уплыть к тебе не смею.
Поезда бегут по кругу.
Разорвать кольцо, уехать
не могу к своей я Мери.
Слишком много слез на свете
окружили океаном.
И печаль моя струится,
и душа моя клубится
в небо тихо отлетая.
Мери - можно я поплачу.

***
Нет беды, нету горя.
Скука.
Одинокий печальный дождь стучится в стекло.
Дождь-странник, сказочник, музыкант.
Вчера гастролировал в Питере,
а сегодны в Японии на Кюсю.
-Ты одинока, - льется его песенка. -
- открой сердце, впусти в себя дождь.
Длинными пальцами он барабанит по стеклу,
шепчет стизки и заклинания, заглядывает в глаза.
Повестувует, сплетничает…
кого-то он видел там вчера,
кого довел до слез.
Пытка бесконечным ожиданием.
Нет беды, нету горя
и внутри меня тихо идет дождь.

***
Впечаление от посещения Токушимского парка.

"Цветок склонился над цветком".
- Юная девушка прикоснулась губами к лепесткам
и выпила ароматную росу.
"Цветок склонился над цветком?"
Повторил монах и смутившись
уткнул взгляд в чашку для подаяния.

***

Ночь, а деревья не спят над рекой.
Их одели в костюмы из горящих лампочек.
Красиво.
Молодежь тусуется,
поет под гитару, пробует брейк.
Но только не спится старым,
видавшим виды деревьям
над рекой.

***
Слышишь ли ты меня?
Мне кажется сегодня
я почти что ощутила твое прикосновение.
Твоим голосом полнится воздух,
как Россия колокольным звоном.
Твой запах преследует меня
ароматной сетью воспоминаний.
Наша связь - золотая паутина
протянулась в пространстве,
натянулась как струна.
И ты поешь играя на ней мне песни любви.
Милый, я боюсь что она вот-вот лопнет.
Слишком сильно я натянула сегодна
золотую нить.
Одна фальшивая нота и она порвется.
И еще я боюсь, что давно запуталась
и уже не пойму золотая паутина нашей связи,
серая лента дороги,
линия судьбы…
Что сегодня натянулось сильнее
между нами и звенит?..
Какая из них надорвется и лопнет первой?..

***
Я засыпана твоими цветами
в краю хризантем.
Твоими словами,
твоими поцелуями.
Лишь грустная мысль
тревожа печаль мне приносит.
Покинув страну цветов и поцелуев
в своем северном краю
сохраню ли я хоть частичку
этого солнца.

***
Небо - голубой глаз Бога.
Когда его зрачок расширится до бесконечности
настанет вселенская ночь.

***
Воспоминания о доме.
Обхожу лавки: талисманы, одежды, посуда…
В плетеной кадке на улице столетник
растет себе таксокоман
вдыхая дорожную вонь.
На каменной статуе новые красные с золотом одежды -
- недавно стряслось великое горе.
А у них праздник -еще одна душа расквиталась с этим миром.
Неужто ребенок?
Машинально крещусь.
Надо бы посетить буддийский храм
все-таки я на их земле - визит вежливости.
Бросить денежку, хлопнуть в ладоши,
щекой прижаться к деревянной решетке
и попросить помощи,
терпения, понимания, денег.
Вспоминая о доме.
Не дай бог вернуться с пустыми сумками.

***
Хрупкая моя жизнь в медвежьих обьятиях мира.
Зыбкая, неуверенная дорога во мраке.
Огонек души - церковная свечка с Богоявленского.
ночью, днем - брожу с этим огнем.
В его свете пишу эти строки.

***
Сердце рвется, бьется, бьется.
Ему больно, ему страшно,
ему хочется на волю, в море
рыбкой золотою.
Увернуться, умыкнуться,
плыть домой
иль с легким ветром
яркою смешной печугой
улететь за океаны, за моря
от этой жизни,
этой боли, этой страсти
в темлое гнездо родное.

Богу за пазуху,
ангелу под крыло.

***
Целую вас во что попало!
Спылу, сжару, налету
фейерверк желаний,
фонтан счастья.
Бегу к вам, кричу…
Золотая пыль, отпечатки губ на веере,
самураи, кимоно, осаке…
- это вчера.
Сегодня захлестывающая радость
такая, что казалось через океан вплавь
или босой да по волнам.
Целую вас крепко, легко, смачно
оставляя помадные рисунки
похожие на соединенные луны.
Прижимаю к груди.
Слезы радости и вдохновения
сквозь сон.
Слезы печали,
нереальности свидания.
Целую вас целую вечность.
Добрый сон явившийся под утро
мне радость принес
и расстаил…

***
Убаюкайся солнце! Уж слишком рано
ты проснулось сегодня над Японским морем.
Успокойте его, у меня дома блаженный мрак.
В России россыпи звезд,
сны, соловьи, теплое дыхание любимого.
Там за океаном мое сердце,
туда летят думы и японские журавлики.
От туда - волны скорые, нежные -
привет мне передают.
И еще в темноте так сладко мечтается,
так чудно спится,
такие яркие сны!
Убаюкайся солнце!

***
Нести себя по жизни словно чашу
пусть даже и с очень хорошим вином
сложно.
Уж больно хочется загулять, забыться
и расплескать все
радужным фейерверком
на радость прохожим.

***
Зима. Токушима в снегу.
В парке у хвама Будда примерил шубу.
Понравилось.
Снег теперь навека.
Драконы хранящие источники
делают вид что закалены,
но когда туристы отворачиваются
пыхают пламенем
в надежде согреться.
А с неба летят и летят белые хлопья.
Сказки японского моря
заполняют остров Сикоку.
Наверное я уже никогда не выберусь
из заваленной снегом и снами Токушимы

***
Время течет неслышно.
Мне кажется я живу здесь уже лет пятьдесят не меньше
На Сикоку плененная драконами гор
завороженная ручейками в садике у храма,
беседкой в цветах,
Буддой в лотосе.
Древние ступени услужливо предлагают
подняться по ним хоть на небо.
Знают, что лениво.
Но делают вид что верят.
Япония - страна масок,
никогда не показывают своего лица,
смущаясь Хирасимской аллергии,
боясь не понравиться.
Внутри молящегося в тишине монаха
падают листья и кружатся звезды.
Я знаю это по льющемуся от него свету.
Дети одетые в яркие широкие кимоно
на расстоянии похожие на цветы,
весело бегают по саду.
Какой сегодня радостный вечер.
Думается.
На лицах скал морщинки…
Мне кажется я провела здесь лет пятьсот…
И улыбка Будды уже на такая галливудская.
Наверное Япония корабликом мечты
со своими смеющимися богами
качается на волнах
и перед новым годом,
можно различить в тишине
плеск весел.
Мне кажется…
Япония мне кажется…
Сквозь туман показалась и исчезла
как легкое видение.
Волшебным карабликом
расстаяла на волнах…

***
Как тянется время…
Как длинный, предлинный шарф из прозрачного шелка.
Как сладкая золотая патока.
В вязком притерном мире тянутся мысли, продливаются обьятия
бесконечного соития…
Долгие, долгие дороги и протяжные песни.
Как в замедленном кино проплывают века.
Бесконечно долго летят птицы.
И даже спрыгнувшая со шкафа кошка
зависает на целый час.
Как натягиватся время серебрянной титивой
Пусть я буду стрелой.
Изменился ритм.
И сказка закончилась.

***
Капля за каплей жизнь утекает.
Сверкают летящие в никуда мгновения
черту за чертой стирая меня.

***
Под крылом стремительно улетающего ангела
мы были счастливы лишь миг.

***


 


 
 

памм-счета